(812)
454-46-51
м. Московские ворота
Заказать обратный звонок
Звоните — c 9:00 до 20:00.

По иску о признании недействительным свидетельства о праве на наследство и дополнительного свидетельства о праве на наследство, признании права собственности на наследственное имущество, истребовании имущества из чужого незаконного владения, выселении.

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД 

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 6 декабря 2010 г. N 33-16473

 

Судья: Чернявская Т.Е.

 

Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда в составе:
председательствующего Кутыева О.О.,
судей Петровой Ю.Ю. и Параевой В.С.,
с участием прокурора Костиной Т.В.,
при секретаре Б.,
рассмотрела в открытом судебном заседании кассационные жалобы Я.С.В. и Ш.А., Ш.В. на решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 22 сентября 2010 года по делу N 2-219/10 по иску П.В. к Ш.А., Ш.В., действующим в своих интересах и как законные представители несовершеннолетнего Ш.И., Я.С.В., Я.А. о признании недействительным свидетельства о праве на наследство и дополнительного свидетельства о праве на наследство, признании права собственности на наследственное имущество, истребовании имущества из чужого незаконного владения, выселении.
Заслушав доклад судьи Кутыева О.О., объяснения Я.С.Ф., Я.А., их представителя адвоката Пунько А.Н., действующего на основании ордера, поддержавших доводы своей кассационной жалобы, объяснения Ш.А. и ее представителя адвоката Курницкой О.И., действующей на основании ордера от 06.12.2010 и доверенности от 12.05.2008 сроком на 3 года, поддержавших доводы своей кассационной жалобы, объяснения П.В. и его представителей адвоката Доля Н.А., действующей на основании ордера от 24.11.2010 и З., действующей на основании доверенности от 28.04.2008 сроком на 3 года, возражавших против удовлетворения кассационных жалоб, заключение прокурора Санкт-Петербургской городской прокуратуры Костиной Т.В., полагавшей, что решение подлежит оставлению без изменения, судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда

установила:

П.В. обратился в суд с иском к Ш.А., Ш.В., Я.С.Ф. и Я.А. о признании недействительным свидетельства о праве на наследство и дополнительного свидетельства о праве на наследство, признании права собственности на наследственное имущество, истребовании имущества из чужого незаконного владения, выселении.
В обоснование исковых требований истец указал, что его отец - С.З.А. являлся собственником квартиры по адресу <...> и квартиры по адресу <...>. После смерти С.З.А., умершего <...>, свидетельство о праве на наследство выдано З.Т.Р., также на ее имя выдано дополнительное свидетельство о праве на наследство, вышеуказанные квартиры перешли в собственность З.Т.Р. и в дальнейшем были отчуждены ею по договорам купли-продажи, в настоящее время собственниками <...> являются Ш.А. и Ш.В., а квартиры <...> - Я.С.Ф. и Я.А. Истец указывал на то обстоятельство, что в собственность З.Т.Р. спорные квартиры перешли на основании подложного завещания, поскольку С.З.А. было составлено завещание в пользу внука - П.К., который приходится истцу сыном. П.К. фактически принял наследство после С.З.А. После смерти П.К. спорные квартиры должны были войти в наследственную массу и, поскольку П.В. является наследником первой очереди после смерти своего сына П.К. и иных наследников данной очереди не имеется, спорные квартиры должны принадлежать ему, в связи с чем, просил суд признать недействительными свидетельство и дополнительное свидетельство о праве на наследство, выданные на имя З.Т.Р., признать П.К. фактически принявшим наследство после смерти С.З.А., признать за П.В. право собственности на спорные квартиры и выселить ответчиков из незаконно занимаемых ими жилых помещений.
Решением Московского районного суда Санкт-Петербурга от 10 февраля 2009 года в удовлетворении исковых требований П.В. отказано.
Определением судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 15 июля 2009 года указанное решение было отменено, дело направлено на новое рассмотрение.
При новом рассмотрении решением Московского районного суда Санкт-Петербурга от 22 сентября 2010 года исковые требования П.В. удовлетворены.
Названным решением суд признал недействительными свидетельство и дополнительное свидетельство о праве на наследство, выданные на имя З.Т.Р., признал П.К. принявшим наследство после смерти С.З.А., признал за П.В. в порядке наследования после смерти П.К. право собственности на квартиру по адресу <...> и квартиру по адресу <...>, истребовал указанные квартиры из незаконного владения ответчиков и выселил ответчиков из занимаемых ими квартир.
С решением не согласились Ш.А., Ш.В. и Я.С.Ф., которые в кассационных жалобах просят отменить постановленное судом решение и вынести по делу новое решение об отказе П.В. в удовлетворении заявленных требований.
Кассационные жалобы рассмотрены в отсутствие ответчика Ш.В. и третьих лиц, извещенных о месте и времени судебного разбирательства, не сообщивших суду о причинах неявки. В силу п. 2 ст. 354 ГПК РФ неявка лиц, участвующих в деле, извещенных о месте и времени судебного разбирательства, не является препятствием к рассмотрению дела в суде кассационной инстанции.
Изучив материалы дела, заслушав объяснения явившихся лиц, заключение прокурора, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает оснований для отмены решения, постановленного в соответствии с требованиями закона.
Судебная коллегия полагает, что, рассматривая заявленные требования, суд первой инстанции правильно определил юридически значимые обстоятельства, установил их достаточно полно и объективно в ходе судебного разбирательства, дал им надлежащую правовую оценку, с учетом указаний суда кассационной инстанции постановил решение, которое не противоречит требованиям закона, регулирующего настоящие правоотношения, и установленным по делу обстоятельствам.
Судом первой инстанции установлено и подтверждено материалами дела, что С.З.А. являлся собственником квартиры по адресу <...> и квартиры по адресу <...>.
<...> С.З.А. умер.
После его смерти за принятием наследства обратилась З.Т.Р., представив дубликат завещания от 11.02.2005, удостоверенного П. - временно исполняющей обязанности нотариуса Санкт-Петербурга И., зарегистрированного в реестре за N <...>. Согласно указанному завещанию, обе спорные квартиры оказались завещаны З.Т.Р.
Иные лица за принятием наследства после смерти С.З.А. не обращались.
На основании указанного завещания З.Т.Р. выдано свидетельство о праве на наследство (т. 1, л.д. 110 - 111).
В дальнейшем, на основании договоров купли-продажи от 18.04.2006 обе спорные квартиры были проданы З.Т.Р. Ч.Г.Н.
В результате дальнейших возмездных сделок по отчуждению квартир квартира <...> перешла в собственность Ш.А. и Ш.В., а квартира <...> - в собственность Я.С.Ф. и Я.А.
Обращаясь в суд с иском, П.В. представил два завещания от имени С.З.А. от 21.05.2002 и 22.02.2003, согласно которым спорные квартиры были завещаны П.К., приходящемуся внуком С.З.А. и сыном П.В.
Как указал истец, П.К. за принятием наследства не обращался, однако, в установленный законом срок совершил действия, свидетельствующие о том, что он фактически принял наследство после умершего С.З.А. в виде квартиры по адресу <...> и квартиры по адресу <...>.
Кроме того, истец оспаривал завещание, составленное на имя З.Т.Р.
С целью проверки доводов истца, определением Московского районного суда Санкт-Петербурга от 02 октября 2008 года по настоящему гражданскому делу была назначена судебная почерковедческая экспертиза, на разрешение которой поставлены вопросы: исполнены ли фамилия, имя, отчество и подпись на завещании от 11.02.2005 (на имя З.Т.Р.) С.З.А. или иным лицом; одним ли и тем же лицом исполнены фамилия, имя, отчество на завещании от 11.02.2005 и на завещании от 21.05.2002.
Согласно заключению эксперта ООО "Центр судебной экспертизы" от 19.12.2008 фамилия, имя, отчество и подпись на завещании от 11.02.2005 исполнены не С.З.А., записи на завещаниях от 11.02.2005 и от 21.05.2002 исполнены разными лицами.
Разрешая спор по существу, суд первой инстанции руководствовался ст. ст. 1152, 1153, 1154, на основании установленных по делу обстоятельств, показаний допрошенных в ходе рассмотрения настоящего гражданского дела свидетелей, представленных письменных доказательств, объяснений сторон и третьих лиц, исходил из того, что П.К., являясь наследником после умершего С.З.А., совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, а именно: квартирой <...> распорядился как собственник, передав внаем, а по квартире <...> нес бремя содержания. Установив подложность завещания на имя З.Т.Р., факт принятия наследства П.К. и соответственно принадлежность спорных квартир П.К., суд первой инстанции пришел к выводу о том, что спорные квартиры подлежат включению в наследственную массу поле смерти П.К., умершего <...>. Поскольку П.В. является единственным наследником П.К., суд пришел к выводу о том, что П.В. приобрел право собственности на имущество, оставшееся после смерти П.К., т.е. на спорные квартиры, и как собственник имеет право истребовать свое имущество от Ш.А., Ш.В., Я.С.Ф. и Я.А., поскольку спорные квартиры возмездно приобретены ими у лица, которое не имело права их отчуждать.
Судебная коллегия находит выводы суда первой инстанции правильными.
По смыслу п. 1 ст. 302 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения независимо от возражения ответчика о том, что он является добросовестным приобретателем, если докажет факт выбытия имущества из его владения или владения лица, которому оно было передано собственником, помимо их воли.
В тех случаях, когда имущество, об истребовании которого предъявлен иск, находится не в обладании непосредственного нарушителя, а у последующего приобретателя, юридическое значение, исходя из положений ст. 302 ГК РФ, имеют способ выбытия этого имущества из обладания собственника либо законного владельца и характер приобретения имущества его владельцем. Истребование имущества от добросовестного приобретателя, приобретшего имущество возмездно, допускается только тогда, когда оно выбыло из владения собственника или лица, которому оно было передано собственником во владение, помимо их воли (утеряно, похищено и т.п.).
Согласно разъяснениям, данным в п. 36 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав" в соответствии со статьей 301 ГК РФ лицо, обратившееся в суд с иском об истребовании своего имущества из чужого незаконного владения, должно доказать свое право собственности на имущество, находящееся во владении ответчика.
При отсутствии государственной регистрации право собственности доказывается с помощью любых предусмотренных процессуальным законодательством доказательств, подтверждающих возникновение этого права у истца.
Наследником по закону после умершего П.К. является П.В., иных наследников не имеется.
Судом первой инстанции установлено, что П.К. являлся наследником после смерти С.З.А. на основании завещания, удостоверенного 21.05.2002 нотариусом Санкт-Петербурга А., и завещания, удостоверенного 22.02.2003 нотариусом Санкт-Петербурга Г. Согласно указанным завещаниям, П.К. завещано имущество, принадлежащее С.З.А. ко дню смерти и состоящее из квартиры <...> и квартиры <...>.
В соответствии со ст. 1152 ГК РФ для приобретения наследства наследник должен его принять. В соответствии со ст. 1153 ГК РФ признается, пока не доказано иное, что наследник принял наследство, если он совершил действия, свидетельствующие о фактическом принятии наследства, в частности если наследник: вступил во владение или в управление наследственным имуществом; принял меры по сохранению наследственного имущества, защите его от посягательств или притязаний третьих лиц; произвел за свой счет расходы на содержание наследственного имущества; оплатил за свой счет долги наследодателя или получил от третьих лиц причитавшиеся наследодателю денежные средства.
С учетом представленных доказательств, оценка которым дана в соответствии со ст. 67 ГПК РФ, суд пришел к обоснованному выводу, что в ходе рассмотрения настоящего гражданского дела нашли подтверждение обстоятельства фактического принятия наследства П.К. после смерти С.З.А.
Факт принятия наследства П.К. судом установлен, подтвержден материалами дела и нашел отражение в решении.
Таким образом, доказав право собственности П.К. на наследственное имущество, с учетом того, что П.В. является единственным наследником после смерти П.К., истец доказал возникновение у себя права собственности на спорные квартиры.
Поскольку наследственное имущество после смерти П.К. должно было перейти в собственность П.В., однако не перешло помимо его воли, поскольку право собственности на спорные квартиры было оформлено на З.Т.Р. на основании ничтожного завещания, суд пришел к обоснованному выводу о возможности истребования спорных квартир от добросовестных приобретателей, поскольку истцом было доказано, что имущество выбыло из его владения помимо его воли, в связи с чем, удовлетворил исковые требования П.В.
Судебная коллегия полагает, что из совокупности представленных по делу доказательств суд первой инстанции сделал обоснованный вывод о доказанности требований истца.
Доводы кассационных жалоб ответчиков направлены на иную оценку исследованных судом доказательств, сводятся к несогласию с решением и не могут расцениваться в качестве оснований для отмены постановленного судом законного и обоснованного решения, поскольку не опровергают выводов суда первой инстанции по существу спора.
На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Московского районного суда Санкт-Петербурга от 22 сентября 2010 года оставить без изменения, поданные кассационные жалобы - без удовлетворения.



© «Юрист-мастер», 2018
ст.метро Московские ворота, ул. Коли Томчака, д.24
Тел. (812) 454-46-51